Правозащитная индульгенция


Вот сейчас разгорается скандал с карельским филиалом правозащитной организации "Мемориал". Два местных правозащитника обвиняются в педофилии - один фотографировал голой приемную дочь, другой, по версии следствия, на пару с приятелем совратил несовершеннолетнего мальчика. Ситуация очень некрасивая и очень неприятная. Но речь не о карельских правозащитниках, а об их коллегах.

Вот прутся к ним в офис съемочные группы всяких "РенТВ" и "НТВ", падкие до горячих тем. Правозащитники чуть ли не с кулаками бросаются на журналистов, и отказываются с ними говорить, обвиняя их в провокации. Да, возможно, они будут задавать провокационные вопросы - на то они и журналисты. Но правозащитные организации обязаны отвечать на их вопросы. Потому что есть закон об общественных объединениях, статья 15 которого прямо указывает, что "деятельность общественных объединений должна быть гласной".

Не важно, как ты относишься к журналистам. Если ты правозащитник - будь добр отвечай на их вопросы и объясняй свою позицию. Но даже и в том случае, когда правозащитники соберут пресс-конференцию, пригласив на неё лояльных себе журналистов, они начинают нести какую-то несусветную чушь. "Мы считаем, что дело против наших карельских коллег - провокация и давление на гражданское общество". Хорошо, а почему вы так считаете? Какие у вас для этого есть основания? Очевидно, что единственным правильным вариантом ответа должно быть, что-то вроде: "Пока идет следствие мы хотели бы воздержаться от оценок ситуации. Всё станет ясно в ходе судебного заседания".



Нет же! Правозащитники грудью бросаются на защиту своих коллег, свято веря в то, что правозащитная деятельность дарует человеку полную индульгенцию и безгрешность. Ровно то же самое делал католическая церковь, покрывая священников-педофилов, в результате чего проблема разрослась до катастрофических масштабов. Кстати, а какова была бы реакция правозащитников, если бы в педофилии уличили православного священника? Уверен, никакой провокации и давления на гражданское общество (а церковь - это тоже общественная организация), они бы там не усмотрели.

В России правозащитники превратились в странных персонажей, которые берут на себя функции следствия и суда, когда дело касается идеологически близких персонажей, но абсолютно аморфные в случае нарушения прав обычных граждан. И карельских мемориаловцев они считают невиновными, и Серебренников святой, и Сенцов - икона. Экстремистские организации "Новое величие" и "Сеть"? Все то же знакомое нам - провокация правоохранительных органов и ни в чем не виновные дети.

А по факту вместо правозащитников мы имеем хорошо организованную и сплоченную группу лиц, нарушающую закон об общественных объединениях, препятствующих законной деятельности журналистов и оказывающих давление на следствие и суд. Группа, которая сама выносит вердикт о виновности и невиновности. Постоянно требующая чего-то от государства и страстно это государство ненавидящая. Возможно, ненависть к государству и его законам - главная идеологическая составляющая, которая объединяет российских правозащитников. Главное - ненавидеть государство всеми фибрами души. А если ты при этом педофил, вор или экстремист, то это ничего не значит. Держи, дружок, правозащитную индульгенцию. Так победимъ!

Комментариев нет:

Отправить комментарий